новости Соцсети и мессенджеры в налоговых и трудовых спорах

 


Суды все легче принимают «технологичные» доказательства. К материалам дела приобщают переписки в мессенджерах, скриншоты или видео. Поговорим о том, как правильно оформить новые доказательства и в каких спорах их использовать.

В настоящее время наблюдается восходящий тренд по представлению в суд электронных доказательств. Этот рост продолжится за счет дальнейшего повышения спроса на электронное общение между контрагентами, а особенно это актуально в условиях пандемии.

На заметку. Сейчас информация из социальных сетей вдобавок к развлекательному характеру принимает практический. Использовать данные из социальных сетей в качестве доказательств в некоторых делах — это необходимость. Каждый человек оставляет в Интернете определенные сведения о своей жизни. Развитие технологий расширило для юристов возможности получения доказательств. Достаточно проявить лишь немного настойчивости и смекалку.

Страничка в соцсети как доказательство

Жительница Тюмени продала свой Mercedes, а спустя почти три года после этого обанкротилась. Конкурсный управляющий захотел оспорить сделку. Суд учел, что на момент продажи у женщины не было неисполненных обязательств перед кредиторами. То есть, продавая автомобиль, она не пыталась нанести им вред. АС Тюменской области учел и личность покупателя. До подписания договора продавец и покупатель знакомы не были, а подтверждений того, что дама продолжает пользоваться машиной, нет. Сделка не была безвозмездной.

Согласно расписке бывшая владелица получила за иномарку 900 тысяч рублей. На этом основании Арбитражный суд Тюменской области отказал финуправляющему и не стал признавать сделку недействительной. Тогда он подал апелляцию и в качестве доказательств представил скриншоты странички в Facebook салона для животных, где новая собственница авто работала управляющей. Финуправляющий выяснил, что в сообществе состоит и Дьякова. На ее страничке в этой же соцсети указано, что она работает в салоне мастером. То есть стороны знакомы. Конкурсный управляющий нашел должницу и во «ВКонтакте», там он обнаружил фотографии с проданным Mercedes. Подтвердить, что банкрот продолжила пользоваться иномаркой в личных целях, он смог с помощью скриншотов.

8-й ААС согласился с тем, что посты должницы в соцсетях подтверждают фактическое пользование транспортным средством премиум-класса. Суд учел, что покупательница не переоформила машину, а в страховке значилась только фигурантка дела. В результате суд признал договор купли-продажи недействительным, а авто указал вернуть в конкурсную массу. Решение покупательница попыталась обжаловать в кассации, АС Западно-Сибирского округа дело пока не рассмотрел (дело N А70-14377/2019).

К «субсидиарке» за письма на «электронку»

В рамках дела о банкротстве ООО суд привлек к субсидиарной ответственности фактического руководителя должника. Бенефициара помогла установить в том числе электронная переписка. Общество общалось с контрагентами по поводу оплаты поставленной продукции, а КДЛ давал указания о переводе денег в пользу фирм-«однодневок». Три инстанции решили, что его следует привлечь к «субсидиарке» солидарно с остальными контролирующими лицами на сумму почти 649 миллионов рублей (дело N А40-71354/2017).

Обратите внимание! Все чаще электронные доказательства стали применяться в спорах, связанных с привлечением к ответственности бенефициаров. Ведь вряд ли найдутся прямые подтверждения, что лицо извлекало прибыль из деятельности должника.

Договорились в WhatsApp

Две компании заключили договор на покупку аппарата для мягкого мороженого стоимостью 219 500 рублей. Покупатель получил товар в срок и перечислил всю сумму. Но когда подключил оборудование, обнаружил, что оно не работает. Покупатель написал об этом поставщику в WhatsApp.

Тот объяснил, что неполадки в работе связаны с нестабильностью напряжения в сети и контрагенту нужно купить стабилизатор напряжения. Общество это сделало, но проблема не ушла. Тогда фирма направила поставщику претензию с требованием вернуть деньги и забрать сломанный аппарат, но получила отказ, поэтому пришлось обратиться в суд. Переписку в мессенджере истец удостоверил у нотариуса и представил в качестве доказательства бездействия ответчика.

Суд согласился с ним, что общество не предложило контрагенту провести диагностику устройства. В итоге три инстанции взыскали с ответчика стоимость товара, провозную плату, убытки за приобретенное сырье (смесь для мороженого), цену бесперебойника и судебные расходы. Всего почти 280 000 рублей (дело N А45-3442/2019).

Аудиосообщения от работодателя

Женщины работали в фитнес-студии массажистками, трудовые договоры не заключали. Когда работодательница не выплатила зарплату, сотрудницы обратились в суд. Чтобы подтвердить, что они действительно трудились у ИП, они представили данные об общении. В WhatsApp ИП создала группу для сотрудников, с ними она обменивалась аудиосообщениями по поводу графика работы, приема клиентов, размера и сроков выплаты зарплат.

Все озвученные сведения совпадали с данными из журналов фитнес-студии. В частности, данные клиентов и время сеансов. Поэтому факт работы истиц у ИП является доказанным, решили две инстанции (дело N 2-2250/2018).

Изучили сайт конкурента

Некая бизнес-леди — обладательница исключительных прав на полезную модель «Насадка для аппарата для маникюра и педикюра» по патенту — узнала, что данной полезной моделью пользуется другой ИП — представитель не столь прекрасного, но более сильного пола. На своем сайте он продает точно такие же товары. Сначала она пыталась урегулировать спор в претензионном порядке, но безуспешно. В итоге женщина обратилась в суд.

Среди доказательств она представила скриншоты онлайн-магазина ответчика. Тот заявил, что фотографии интернет-страниц — это ненадлежащие доказательства. Они сделаны без фиксирования точного времени, а иногда и без адреса страницы. В рамках разбирательства суд перешел на спорный сайт, исследовал его и подтвердил доводы истицы. Три инстанции удовлетворили требование дамы: обязали ответчика прекратить использовать полезную модель и выплатить в пользу заявительницы 200 000 рублей за нарушение исключительного права (дело N А62-11237/2018).

Актуально. Встречаются случаи, когда стороны просят осмотреть содержание веб-страниц на заседании, но суд скептически относится к этому: такие доказательства невозможно в дальнейшем использовать, ведь информацию с сайта могут удалить. Поэтому лучше приобщать к делу распечатку скриншота. Там должна быть следующая информация: адрес сайта; дата и время; данные о лице, которое сделало скриншот и распечатало его; какая программа и техника использовались.

На заметку. Арбитражные суды гораздо чаще принимают такие доказательства в качестве надлежащих, чем суды общей юрисдикции. Зачастую СОЮ отказывают, потому что такие доказательства не перечислены в статье 71 ГПК РФ («Письменные доказательства»).

Подписание договора на видео

Некое ООО и животноводческая ферма заключили два договора на поставку семян. По первому ферма поставила товар на сумму 3,9 миллиона рублей. Из-за технической ошибки покупатель перевел на 146 500 рублей больше.

По второму общество получило семян на 1,3 миллиона, а перечислило 2,4 миллиона рублей. То есть в общей сложности переплатило почти миллион рублей. Сумму необоснованного обогащения компания попыталась взыскать через суд, но поставщик заявил, что договоры сфальсифицированы и на бумагах стоит не его подпись. Тогда общество представило два нотариальных протокола переписки по электронной почте и в WhatsApp, а еще приложение — флешку с видео. На одном из них гендиректор фермы показывает поля, с которых будет собран урожай семян для будущих поставок, а на другом он подписывает дополнительное соглашение к договору. Основываясь в том числе на этом, суд удовлетворил требования истца, такое решение оставила без изменений апелляция (дело N А40-278013/2019).

Важно. Необходимо представить не только видеозапись на DVD-диске или флеш-карте, но и текстовую расшифровку записи с указанием всех конкретных данных, таких как: дата и время; действующие лица; технические средства записывающего устройства. Не стоит менять название и формат записи, вырезать нужные фрагменты, использовать какие-либо программы для копирования. В случае проведения видеотехнической экспертизы может быть установлена непригодность записи для проверки.

Исполнение договора подтвердила… ссылка

Некое ООО и некий ИП заключили договор о создании предпринимателем клипа. По условиям исполнитель должен был отдать готовый ролик до 31 мая 2019 года. Общество внесло предоплату, но видео не получило. Чтобы вернуть аванс, компания обратилась в суд. Тогда ИП подал встречный иск с требованием взыскать задолженность по договору. Ответчик заявил, что условия соглашения он выполнил, клип изготовил в указанный срок, загрузил его на «Яндекс.Диск», а ссылку отправил заказчику по почте.

Предприниматель представил в суд нотариальный протокол осмотра электронной переписки и скриншоты с файлообменника. В ответ общество заявило, что в договоре они не предусматривали онлайн-общение, поэтому и «технологичные» доказательства нельзя принять. Компания посчитала, что такие сообщения можно редактировать или удалять, они не позволяют установить отправителя. Несмотря на это, три инстанции встали на сторону ИП и обязали общество выплатить ему 250 000 рублей долга по договору (дело N А07-30863/2019).

Актуально. Нотариальный протокол осмотра доказательств суды признают письменным доказательством, отвечающим критерию допустимости. Инстанции не всегда требуют, чтобы переписку осматривал нотариус. Можно обойтись без этого, если другая сторона не пытается доказать, что не вела с оппонентом онлайн-диалог. Но вообще-то лучше все же обращаться к нотариусам: протокол защитит от утраты или искажения переписки, если вторая сторона попытается удалить отдельные сообщения. Если в переписке стороны обменивались важными для спора файлами, их необходимо скачать и приобщить к протоколу осмотра доказательств. Чтобы представить суду большой объем электронной переписки, можно обратиться в специализированные экспертные учреждения, которые подготовят акт осмотра электронных доказательств и удостоверят соответствие копии и оригинала.

P.S. Административное расследование о несоблюдении ограничительных мер из-за COVID-19 в кафе и ресторанах могут начать на основании любой информации, в том числе фото и видео из социальных сетей. Об этом заявил глава столичного Главконтроля Евгений Данчиков. Он подчеркнул, что первоначальный толчок для расследования могут дать любые данные, в том числе из соцсетей, но в дальнейшем контролирующие органы соберут всю необходимую доказательную базу. Только на ее основе будут принимать решение о санкциях в отношении заведения общепита.

Напомним, до 15 января московским заведениям общепита запрещено работать с 23:00 до 6:00. Это одна из многих ограничительных мер, которые власти столицы ввели, чтобы снизить распространение новой коронавирусной инфекции.

В. Вагантов, Юрист

Статья: Соцсети и мессенджеры в налоговых и трудовых спорах (Вагантов В.) («Практическая бухгалтерия», 2021, N 1)

 

 






Поделиться с коллегами

 


Новости
23.03.2021  Можно ли учителям принимать подарки? 
23.03.2021  Как установить шлагбаум на придомовой территории? 
23.03.2021  Правила предоставления платных медуслуг могут изменить с 1 сентября 
23.03.2021  Можно ли отстранить работника из-за отказа от прививки против COVID-19 
23.03.2021  Офисные аптечки нужно обновить 
23.03.2021  Маркировку остатков одежды продлили до 1 мая 2021 года 
23.03.2021  Новый порядок выставления счет-фактур 
16.03.2021  Нужно ли пробивать чек при выдаче подарков за бонусы 
16.03.2021  Правительство возобновит программу по туристическому кэшбеку 
16.03.2021  Длительный прогул: месячный срок для наказания начинается с последнего дня отсутствия работника 
 






  
Линия консультации